Саров знакомство савина лена

bloodnansandgon.tk: Короленко Владимир Галактионович. Дневник ()

просил всех даже при первом знакомстве — уже усатый — “зовите меня просто «море лишь да небо, да чайки белые, да лень». Мария Миронова, Саров, 36 лет · Марина Козлова Лена Гимальдинова, Чарджоу, 43 года · Владимир Lipord, Киев · Катя Савина, Москва, 17 лет. Давно собираюсь Вам писать, да лень и хандра мешали. Говорил, что с самого первого знакомства ощутил в ее душе пустое С Академией дело не вышло, выбрали по рекомендации факультета Савина — специалиста[ ]. что м б написали бы брошюру о поездке в Саров, как это.

В итоге даже посетил спектакль повторно. По сути, постановка держится чисто на игре двух актёров - больше ничего Окончила Екатеринбургский театральный институт педагог В. Родилась 7 декабря года. В году окончила актерский факультет Международного славянского института имени Г. Державина курс Вячеслава Долгачева. С года - актриса Московского Нового драматического театра. В году окончила Иркутское театральное училище. Актриса Иркутского театра драмы. Актриса Новосибирского театра оперы и балета.

Заслуженная артистка России Родилась 18 августа года. В году принята в труппу Театра на Литейном. С года в труппе театра под руководством А. Юлия, спасибо огромное за роль Миссис Эйсфорд-Хилл в спектакле " Пигмалион"!

Надеюсь еще не раз увидеть Вас на подмостках театра! Видно это не дикая якутская Мача. А вот и Витим. На Чуе подрядчик Шувалов снял почтовую гоньбу. За крестьянами осталась обывательская р. Они гоняли ранее почтовую гоньбу сами; но потом отказались гонять запредложенные начальством.

Тогда начальство подыскало подрядчика и сдало ему за эту цену. Чуть не записного ямщика послал -- глядишь -- штраф да штраф. А у него вот поселенцы, бродяги возят -- ничего! Тоже и относительно экипажей: И помирают, так на земле не остаются: Живут без гоньбы -- земледелием и подрядами на прииска,-- доставляя туда по Лене барочный лес. Прежде вот белка была 25 коп. Соболей по 20 р. Вот белка красная, вся ему идет Между Чуей и Рысьинской -- встреча с писарем.

Между Рысьинской и Паршиной -- серные ключи и больница. Мы проехали верст 13 от Рысьинской станции. Действительно через минуту мимо наших остановившихся одиночек пробегает фигура, без шапки и рукавиц, в сапогах и красной блузе.

Писарь свернул немного в снег посмотрел на нас каким-то мутным взглядом и быстро зашагал далее. Лицо у него побито, изо-рта течет кровь. Пока удивленные ямщики пришли в себя,-- он ушел уже около сотни сажень. И старший из ямщиков соскакивает с облучка и бежит за писарем. Видя, что между ними завязался спор и писарь оказывает сопротивление,-- я приближаюсь. Двое мальчишек бегут за мною.

Ты это по какой например причине меня тащишь? Но у ямщика свои резоны. А между прочим -- мы будем в ответе Ты например застынешь, а мы почему тебя не воротили Он пьян; сильно озяб, руки у него закоченели. Ямщики завертывают его в кошму, покрывают сверху другой и мы едем. По горам крутит снег, резкий ветер бежит сверху по Лене.

Писарь, запевший было песню, издает какие-то взвизги и наконец звонит только зубами. Я предлагаю ему шубу. Верстах в 3-х на снегу лежит его шапка, пальто и небольшие салазки. Оказывается однако, что шуваловские ямщики на этот раз явились защитниками угнетенной невинности. По приезде на станок писаря встречают всеобщим сожалением, что он там не околел. Дитю малую в экой мороз везти на салазках. Есть-ли крест у. Оказалось, что спасенный нами писарь поссорившись с любовницей, с целью повидимому жесточе досадить изменившей возлюбленной, схватил четырехлетнюю девочку и повез ее, в одних легоньких сапожках На Витим хотел увезти.

Теперь он похваляется напиться крови своей Дульцинеи. Дульцинея обращается к окружающим крестьянам, прося засвидетельствовать и поставить караул.

Я подхожу к одному из. Почему-же вы не сделаете с ним чего. Ну, отправьте его в Витим что-ли. Ведь он может убить. В конце концов,-- расходившегося писаря уводит какая-то бабенка с мужем, при чем, для большей убедительности играет с ним, ласкаясь и обнимая его повидимому очень привычными жестами.

Другие бабы,-- принявшие явно сторону любовницы -- тотчас-же стаскивают в избу ее пожитки и прячут. Огорченная Дульцинея начинает чувствовать себя центром всеобщего внимания, разнеживается, лежа на хозяйской постели и испускает целый поток жалоб, перемешанных с очень циничными излияниями. Шувалов гоняет 5 станков: Чуя, Рысья, Паршино, Солянка, Курильская. Между Солянкой и Курильской опять серные ключи.

Кроме того соляные ключи в Ичоре? От границы Алекминского округа до Витима -- народ "чистый, щеголеватый", держатся с достоинством. Женщины за Витимом похожи на Между Вишняковой и Горбовской,-- селение Чечуйское, в котором волостное правление. Деревня находится на другой стороне и теперь отделена от станка ледоходом.

На этой-же стороне под горой стоит домик, где живут ямщики и устроена временная почтовая станция. Ее одинокий огонек мелькает на фоне густой тайги.

Предание.ру - православный портал

Рядом в большой яме горит огонь, валит дым, по временам обливая красным светом дикую окружающую картину. Ямщики сами предлагают ехать далее,-- но нам предстоит одна из худших станций на протяжении всей Лены. Уже давно по сторонам нашего пути, то справа, то слева в реку вдаются массивные каменные громады, под которыми приходится пробираться по кучам навалившихся камней или по голому гладкому льду. Летом, когда вода стоит высоко,-- эти быки торчат прямо из воды, на поворотах быстрой Лены, как-бы поджидая тяжелые неповоротливые барки и неуклюжие плоты.

В 4-х верстах ниже ст. Дубровной мы проехали мимо так назыв. Бачинской Телки, о которую некогда разбились барки купца Бачина. Теперь нам предстояло взбираться на хребет Пьяного Быка. Название это, под которым он известен очень далеко, утес получил с тех пор, как "забодал" целый транспорт спирту. Разбив вдребезги барку, изломав бочки,-- которые носились вокруг него по волнам, бык выкупался в хмельной влаге и с тех пор за ним утвердилось имя -- Пьяного.

Узкая дорога круто подымалась вверх. По бокам шумели деревья. Вершины растущих внизу сосен давно уже стали вровень с нашими ногами, а дорога все еще идет на гору, теряясь в темноте. Снизу, торопливо брякая колокольцами, взбегают лошади,-- каждую минуту останавливаясь и тяжело переводя дух.

Наконец мы на вершине утеса. Луна еще не взошла, небо заволочено мглою. Влево, далеко внизу, чернеет широкая темная излучина реки, между белыми, покрытыми снегом заберегами. Над нею несется густая мгла заволакивая высокие горы противоположного берега. Справа шумят лиственницы и сосны. В эту сторону с пади в падь, с горы на гору -- идет дикая, необитаемая непроходимая тайга. Наши спутники -- спиртонос и отставной чиновник подходят снизу. Этто лошадей что есть на лесинах вешали.

Горячего коня как тут удержишь Только временами по верхушкам протянет верховой ветер, да снизу из под скалы доносится треск. Это бык балуется, разбивая вдребезги набегающие на него льдины. От колокольцев гром на 3 версты. Всполошатся все -- ждут -- не начальник ли Выбегуть встречать -- никого!.

Ольга Игнатова

Действительно -- куда девается. Где же и проживать еще темной, нечистой силе как не здесь, в диких расселинах,-- где слева бурлит пучина, а справа стоит неведомая лесная дичь. Сойди в сторону версты на 3 и уже забредешь в чащу, гда не бывало ноги живого человеческаго существа. Только далеко, далеко по горным речкам бродит дикий тунгус, для которого каждая лесина трепещет своей особой жизнью могучего и злобного фетиша. А вот и спуск Дорога узкой полоской теряется в темной пади.

Выходим из саней и идем вперед, пока ямщики тормозят сани, перевязывая полозья веревкой. Кой-где то и дело падаем и подымаемся, а сзади упираясь ногами, скользя, падая под коней,-- ямщики употребляют все усилия, чтобы сдержать рвущихся лошадей. Три таких пади пересекают нашу дорогу на расстоянии 17 верст. Чем ближе к Иркутску -- нравы населения портятся. Уже не слышно уверений: Напротив,-- сами ямщики не советуют оставлять "бутори" на станке,--"народ, мол, здесь со всячинкой" На Банной станции ямщик вносит в ямскую мешок,-- сосед молол на своей "колотовке" -- в виде соседской услуги.

Друг об дружке, а Бог за всех" Открывает мешок,-- и в нем оказывается одна мякина, да и то овсяная, почти без признаков муки. Начинаются рассказы об этом самом суседушке.

Особенно негодует один старик, лет 80, с совершенно черной бородой и очень бодрый. Он называет нас приятелями, расспрашивает куда и откуда едем, радуется за нас,-- вообще "проявляет",-- как мы говорим в подобных случаях -- "искру". Он широко распространяется на тему о стыде, совести, о душе и Боге. Очевидно этот ямщик из более или менее отдаленной деревни. Начинаются разоблачения об ушедшем.

Небось, заходил вот посмотреть,-- нельзя ли вас к себе зазвать, да чайком попоить Ах, вы бедные, ах, вы несчастные. Заходите ужо -- чайку попить. Ну, он и идет к нему,-- думает на чести. А напьется,-- тот и пристанет к нему: Блузу взял, да бродни.

Еще поселенцы то смирные: Здесь уж не только не предлагают "хлеба-соли", как в других местах,-- но даже за ночлег требуют плату и спорят, что мало. За то народ -- чисто русского "новгородского" обличья, говорят по русски без примеси инородческого наречия, только шепелявят: Обстановка избы -- напоминает северные избы вологжан, архангельцев и вятичей: В Михайлов день пришлось заночевать на Скокпинской станции Макаровской волости. По деревне идет гульба. В избу входит, покачиваясь, девочка лет десяти.

Да никак пьяна,-- с веселым смехом окружают ее женщины хозяйской семьи. Девочка берется за виски Очевидно хмель взял свое и бедный ребенок не протрезвился еще, не смотря на девятиверстное путешествие по глубокому "убродному" свежепавшему снегу. Ее расспрашивают, находя повидимому довольно естественным, что ее хорошо угостили. Это был вопрос о так называемых гарях, или массовых самосожжениях, прокатившихся по всей стране. Однако в свете выявленных в недавнее время архивных документов ситуация представляется совершенно иной.

Самосожжения были напрямую связаны с резким обострением гонений в 70—е годы XVII века. Начавшись в Поволжье, волна массовых самосожжений вскоре достигла Северо-Запада, докатившись до Онеги и Белого моря, и пошла далее на восток. Так что выбор был только один: Для огромного множества русских людей, оставшихся верными древлеправославию, второй путь был неприемлем.

Вспоминая о начале церковного раскола в России, Аввакум пишет: Оне, миленькие, ради Пресветлыя и Честныя, и Вседетельныя, Пре-неисчетныя и Страшныя Троица несытно пуще в глаза лезут, слово в слово яко комары или мушицы. Елико их больше подавляют, тогда больши пищат и в глаза лезут. Так же и русаки бедные, — пускай глупы! Мудры бля-дины дети греки, да с варваром турским с одново блюда патриархи кушают рафленыя курки.

Русачки же миленькия не так: В Казани никонияня тридесять человек сожгли, в Сибире столько же, в Володимере шестеро, в Боровске четыренадесять человек; а в Нижнем пре-славно бысть: И сожегше своя телеса, душа же в руце Божий пре-даша, ликовствуют со Христом во веки веком, самовольны му-ченички, Христовы рабы. Вечная им память во веки веком! Добро дело содеяли, чадо Семионе, надобно. Отвечая на этот вопрос, Аввакум прежде всего обращается к церковному преданию, ища аналогичные случаи в истории раннего христианства.

В книге Максима Грека писано: Зерцал Великое, глав Рязанская княгиня со младенцем с высокия храмины бро-силася, так и скончася, не восхоте злочестивому царю Батыю предатися. В житии Арефы мученика пишет: Во-первых, книга эта дошла до нас фрагментарно в единственном списке XVIII века, и не сохранилось ни одного автографа этого произведения. Во-вторых, некоторые мысли, высказываемые в книге, вряд ли могли принадлежать Аввакуму. Стало общим местом особенно в новообрядческой миссионерской литературе приписывать Аввакуму какие-то еретические мысли, высказываемые им в этом споре.

Журавлёва, бывшего беспоповца Г. Яковлева, всячески пытавшегося очернить староверов и выслужиться перед своими новыми хозяевами. Эти произведения были написаны для борьбы со староверами в начале XVIII века и выдавались за древние рукописи. Но подлог вскоре был обнаружен выдающимся старообрядческим богословом и первым русским палеографом Андреем Денисовым, доказавшим, что текст написан по соскобленному, начертания букв не соответствуют древним, а листы пергамена переплетены заново.

Здесь произведения Аввакума действительно пользовались огромной популярностью. Однако известно и то, что ходило немало подложных сочинений, приписываемых Аввакуму. Логика его рассуждений предельно ясна и неопровержима: Колико убо всепредоб-лий сей име разглагольствий, колико сопрений, колико о вере состязаний с Никоном, со архиереи, со вселенскими патриархи, и ни един от сих порече того, или обличи.

И не токмо сии, но и послежде не быша умолчали. А понеже вси сии ниже до мала о сем зазреша или прорекоша, явственно есть, яко солга-ша по причти общеглаголания: Велись допросы и в Пустозерске в году.

Но нет даже намеков на то, что Аввакум неправильно учил о Святой Троице. Он был достаточно начитан, в своих сочинениях он постоянно ссылается на святых отцов Церкви Христовой: Все православное богослужение — это догматическое богословие в чтении и пении. Ежедневно читал он Символ православной веры, в котором утверждается Единосущность Лиц Святой Троицы, и нужно обладать очень сильным, или, скорее, сильно извращенным воображением, чтобы приписывать Аввакуму проповедь троебожия или несторианства.

Обаче не три вседержители, но Един Вседержитель: И в сей Святей Троице ничтоже первое или последнее, ничтоже более или менее, но целы три составы и соприсносущны суть себе и равны.

Особ-но бо есть Отцу нерождение, Сыну же рождение, а Духу Святому исхождение: Однако ученые уже давно разоблачили подложность так называемых догматических писем Аввакума. Туда же попали рукописи Аввакума и диакона Федора, посылавшиеся в Москву и другие города, в частности, хранившиеся у друга Аввакума Симеона Сергия Крашенинникова. К сожалению, Пустозерский архив не сохранился.

С - российские актёры и актрисы театра - Кино-Театр.РУ

Однако появление в старообрядческой письменности документов из этого архива сильно усложнило положение с авторством Аввакума и других пустозерских писателей ряда приписываемых им сочинений. Характерно, что большая часть этих сочинений дошла до нас лишь в поздних копиях, выписках и документах, восходящих также к Пустозерскому архиву. Три жития — три жизни… С. А — Алексей Студит. Странник, идущий в гору. Многострадальный юзник темничной, горемыка, нужетерпец, исповедник Христов священнопротопоп Аввакум понужен бысть житие свое написати отцем его духовным иноком Епифанием, да не забьвению предано будет дело Божие.

НЕКАЧЕСТВЕННОЕ ЛЕЧЕНИЕ В КБ-50 ФМБА РОССИИ Г. САРОВ

Всесвятая Троице, Боже и содетелю всего мира, поспеши и направи сердце мое начати с разумом и кончати делы благими ихже ныне хощу глаголати аз, недостойный. Разумея же свое невежество, припадая молю ти ся, и еже от тебя помощи прося: Господи, управи ум мой и утверди сердце мое не о глатолании устен стужатиси 1но приготовитися на творение добрых дел, яже глаголю, да добрыми делы просвещен на судищи десныя ти страны причастник буду со всеми избранными твоими.

Сыи 2Свет, Истинна, Живот. Только свойственных четыре, а виновных много, сия суть: По сему разумевай того же Дионисия о истинне: По Дионисию, коли уж истинны испали, тут и сущаго отверглись. Бог же от существа своего испасти не может, и еже не быти — несть того в нем: Тешит нас той же Дионисий Ареопагит, в книге ево писано: Чти о сем Апостол, Сей Дионисий, еще не приидох в веру Христову, со учеником своим во время распятия Господня быв в Солнечном граде и виде: Он же ко ученику глагола: Той же Дионисий пишет о солнечном знамении, когда затмится: Сии луны Бог положил не в пределех, якоже и прочии звезды, но обтекают по всему небу, знамение творя или во гнев, или в милость.

Егда заблудница, еже есть луна, подтечет от запада под солнце и закроет свет солнечный, и то затмение солнцу за гнев Божий к людям бывает. Солнце померче, от запада луна подътекала, являя Бог гнев свой к людям. Паки потом, минув годов с четырнатцеть, вдругоряд затмение солнцу было в Петров пост, в пяток, в час шестый тма бысть, солнце померче, луна от запада же подтекала, гнев Божий являя. Верный да разумеет, что делается в земли нашей за нестроение церковное и разорение веры и закона.

Говорить о том престанем, в день века познано будет всеми, потерпим до тех мест. Той же Дионисий пишет о знамении солнца, како бысть при Исусе Наввине во Израили. Егда Исус секий иноплеменники и бысть солнце противо Гаваона, еже есть на полднях, ста Исус крестообразно, сиречь разпростре руце свои, и ста солнечное течение, дондеже враги погуби.

Возвратилося солнце к востоку, сиречь назад отбежало, и паки потече, и бысть во дни том и в нощи тритцеть четыре часа, понеже в десятый час назад отбежало, так в сутках десеть часов прибыло.

И при Езекии царе бысть знамение: Чти книгу Дионисиеву, там пространно уразумеешь. Престоли, херувими и серафими, освящение от Бога приемля, сице восклицают: Сия троица, славословя Бога, восклицают: До Василия пояху во церкви ангельския речи: У святых согласно — у Дионисия и у Василия: Да будет проклят сице поюще с Никоном и с костелом римским!

Паки на первое возвратимся. Третьяя троица, силы, архангели, ангели, чрез среднюю троицу освящение приемля, поют: Зри тричислено и се воспевание. Зло и проклято се мудрование Богом и святыми! Правоверных избави, Боже, сего начинания злаго о Христе Исусе, Господе нашем, емуже слава ныне и присно и во веки веком.

Вера же кафолическая сия есть, да единаго Бога в Троице и Троицу во единице почитаем, ниже сливающе составы, ниже существо разделяюще. Не три бози, но един Бог, не три несозданнии, но един несозданный; равне: Нужно бо есть побеседовати и о вочеловечении Бога Слова к вашему спасению.

За благость щедрот излия себе от отеческих недр Сын, Слово Божие, в деву чисту богоотроковицу, егда время наставало, и воплотився от Духа Свята и Марии девы вочеловечився, нас ради пострадал, и воскресе в третий день, и на небо вознесеся, и седе одесную величествия на высоких, и хощет паки приити судити и воздати комуждо по делом его, его же царствию несть конца.

О, Сыне и Слове! О, сияние славы моея! Аз кратко помянул, смотрение показуя.